Введение в рубрику

С первого номера этого года мы открываем новую рубрику, которая отличается от других не только по содержанию, но и по композиции. А именно, в каждом из последующих номеров вниманию читателей будут предлагаться одна статья на русском и одна на английском языке; англоязычные статьи, в основном зарубежных авторов, будут сопровождаться развернутым резюме по-русски. Это, с одной стороны, обеспечит оперативное знакомство наших читателей с работами иностранных ученых, а с другой стороны, поможет изучающим английский язык (особенно в нестоличных городах, где зарубежные издания труднодоступны) освоиться с оригинальной терминологией и стилем научных текстов.

Среди английских статей будут как специально написанные для «ФН», так и перепечатанные из других изданий по согласованию с авторами и редакторами. Для их оценки и, при необходимости, дополнительного редактирования в состав Редколлегии журнала введен профессор Университета Сан Диего (США) Дэвид Кристиан (David Christian) – авторитетный специалист по Универсальной истории, а также по истории и культуре России.

Универсальная история (У.и.) – интегральная модель прошлого, описывающая историю и предысторию человечества, историю биосферы, Земли и Солнечной системы и историю Вселенной как единый преемственный процесс. В англоязычной литературе синонимом служит термин «Большая история» (Big History), в испаноязычной – «Мега-история» (Mega-historia) и т.д. Легко убедиться, что по предмету это междисциплинарное направление отличается как от всемирной истории (истории общества от нижнего палеолита до наших дней), так и от глобальной истории (истории Земли и биосферы), включая их в единый контекст.

В философском журнале может быть уместно общее гносеологическое замечание по этому поводу.

Один из приверженцев У.и. заметил, что вся ее концепция выстраивается вокруг основного вопроса: Почему Я существую? Вероятно, это стержневой вопрос постнеклассической науки вообще.

Философы знают, как трудно логически переубедить солипсиста, отрицающего существование внешнего мира помимо его ощущений. Задача облегчается после того, как оппонент сделает заключительный шаг, усомнившись также и в своем собственном существовании. Ибо тогда он попадает в ловушку (петлю) Декарта: «Сомневаюсь, значит мыслю; мыслю, значит существую».

Действительно, собственное существование исследователя – самый достоверный из всех эмпирически доступных ему фактов. На этом тезисе и строится здание постнеклассической науки, каркас которой составляет сегодня У.и. Какими свойствами должны обладать Метагалактика, Земля, живое вещество и культура, чтобы стало возможным вселенское чудо Моего существования? Любая фундаментальная теория – физическая, биологическая, социологическая – считается заведомо неполной или ложной, если она не предполагает ответа на данный вопрос. Такой постулат прямо вытекает из антропного принципа, принятого в современной космологии, который в радикально постнеклассической парадигме обобщается, экстраполируется на биологию, антропологию и обществоведение и возводится до принципа эгоцентризма…

Как цельное направление У.и. сложилась к началу 1990-х годов, когда концепции эволюционной космологии получили широкое признание и была замечена отчетливая преемственность в развитии космоса, Земли, жизни и общества. Столь же отчетливо обозначился комплекс теоретических проблем, связанных с необходимостью как-то согласовать представления классического естествознания (где основным законом необратимости остается второе начало термодинамики) и массивом эмпирических данных, свидетельствующих о том, что за время порядка 15 млрд. лет Вселенная последовательно изменялась от простого к сложному, от равновесия к неравновесию, т.е. от более вероятных к менее вероятным состояниям. Фигурально можно сказать, что на всей дистанции доступного нам ретроспективного обзора мир становился все более «странным», а наше собственное существование и состояние, которое переживает теперь планетарная цивилизация, – суть проявления этого «страннеющего» мира.

Задача согласования «термодинамической стрелы времени» и «космологической стрелы времени» (по выражению американского физика Э. Шейсона) очень остро стоит перед современной наукой. Подходы к ее решению разнообразны, и на страницах «ФН» будут представлены конкурирующие точки зрения. Пока же отметим, что в последние годы в ряде исторических конференций выделялись специальные секции У.и. Появились исследования по истории и предыстории самого этого направления. Нам стало известно, что в 2005 году, по меньшей мере, два журнала (“Social Evolution and History” и “Historically Speaking” – орган Исторического общества США) посвящают теме У.и. отдельные номера.

За рубежом множится число университетов, в расписание которых включены межфакультетские курсы У.и. с участием астро- и микрофизиков, астрономов, геологов, биологов, антропологов, историков и социологов – до 20 профессоров. Такие курсы снабжены учебными программами (в одном из ближайших номеров мы опубликуем несколько программ), пособиями и фильмами. Они в каждом случае собирают сотни заинтересованных студентов всех специальностей и выполняют двуединую мировоззренческую задачу, которую в российской дидактике принято обозначать тезисами: «гуманитаризация естественнонаучного образования» и «естественнонаучное образование гуманитариев».

Как то ни удивительно, до недавнего времени в разработке концепций и учебных курсов У.и. за рубежом почти не участвовали философы и психологи. Лишь в самые последние годы была осознана необходимость включения тем, связанных с психологическим измерением У.и. (эволюция отражательных процессов, генезис психики, сознания, моральных ценностей и т.д.), причем, из-за дефицита специалистов, для чтения соответствующих тем приглашают преподавателя из России.

Следует подчеркнуть, что российский опыт изучения У.и. не только не уступает западному, но и во многом превосходит его – как по длительности, так и по глубине, – но наш опыт преподавания соответствующих курсов значительно короче. Из известных редакции прецедентов можно назвать курс У.и. в Сыктывкарском государственном университете (доц. И.В. Федорович), который уже несколько лет читается под эгидой курса «Концепции современного естествознания». В 2004/5 учебном году такой курс начал частично преподаваться в Российской академии государственной службы при Президенте РФ (тема «Психологические измерения У.и.) и полностью – в Международном университете природы, общества и человека «Дубна» (проф. А.П. Назаретян). Обсуждается программа курса в МГУ им. М.В. Ломоносова. Если имеются аналогичные примеры в каких-либо еще вузах России и СНГ, редакция будет благодарна читателям за информацию.

Признание заслуг отечественной науки в данной области выражается не только в публикации и цитировании трудов, приглашении на научные и учебные мероприятия и т.д. В ноябре 2005 года в Дубне планируется представительный международный симпозиум «Процессы самоорганизации в Универсальной истории», в котором дали согласие участвовать крупнейшие естествоиспытатели, историки и социологи Северной и Южной Америки, Австралии, Западной Европы и России, работающие в области У.и.

Будущие участники симпозиума согласовали общий слоган: «Призрак бродит по планете – призрак Универсальной истории» (‘The ghost of Big History is roaming the Earth’). Симпозиум не предполагается членить по профессиональным секциям: физики, биологи, историки, культурологи, психологи будут участвовать в совместных обсуждениях, – однако в его рамках выделяются следующие направления:

- Вселенная как человекомерная система;

- Земля – колыбель человечества;

- От Homo habilis к Homo universalensis;

- «Знание есть сила» (Ф. Бэкон) и «Знание есть добродетель» (Сократ).

Ряд изданий предполагают не только посвятить специальные выпуски подготовительным материалам к симпозиуму, но и прислать своих представителей для освещения его работы. К этому активно подключается и наш журнал.

По всей видимости, профессиональные философы будут представлены на симпозиуме в Дубне скудно, хотя многие из проблем, которые предполагается обсудить, тесно связаны с философской проблематикой. «ФН» будут регулярно знакомить читателей с предварительными материалами, работой и итогами симпозиума. Редакция будет благодарна за читательские отклики и комментарии по поводу материалов рубрики, содержания, формы и структуры ее представления. В частности, нам хотелось бы знать мнение читателей о том, полезен ли эксперимент с публикацией английских статей. Интересные комментарии (в том числе, конечно, критические) найдут место на страницах журнала – либо в данной рубрике, либо в специальной рубрике «Письма читателей».

В качестве вступления к рубрике выбрана статья А.П. Назаретяна «Парадигма Универсальной истории: версии и подходы», сокращенный вариант которой публикуется с любезного согласия журнала “Social Evolution and History”; в его апрельском номере статья будет напечатана полностью.

Начать с данной статьи мы решили по двум причинам. Во-первых, статья обзорная – в ней сопоставлены конкурирующие подходы к объяснению векторного характера эволюции, показаны различия между западной и российской традициями исследований в этой области. Во-вторых, читатель, изучающий английский язык, для лучшего понимания имеет возможность сравнить этот текст с близким по содержанию текстом статьи «Универсальная (Большая) история – учебный курс и поле междисциплинарного сотрудничества», опубликованной в журнале «Вопросы философии», 2004, №4. В предложенную ныне версию внесен ряд существенных коррективов после обсуждения материала с американскими, голландскими и австралийскими коллегами (Д. Кристиан, Ф. Спир, Г. Снукс и др.), которые, кроме того, оказали помощь в стилистической доработке английского текста и которым автор приносит искреннюю благодарность.

В статье рассказывается о предмете У.и., научных и общекультурных предпосылках ее становления и наиболее острых теоретических противоречиях и подходах к их решению.

В частности, сопоставив многообразные эмпирические данные современной науки, касающиеся социальной, прасоциальной, биологической и космофизической эволюции, легко заметить, что все указанные стадии пронизаны сквозными векторами. При этом, как отмечено выше, обнаруживается парадокс: направление векторов контрастирует с предположениями, вытекающими из моделей классической науки, хотя конкретно им не противоречит.

Действительно, все попытки ограничить действие законов термодинамики косным веществом оказались несостоятельными – в любом акте биотической или социальной активности реализуются как закон сохранения энергии, так и закон возрастания энтропии. Но тогда логично было бы ожидать, что в долгосрочной тенденции Вселенная (или хотя бы биосфера Земли) должна изменяться во времени от более организованных к менее организованным состояниям. Между тем многочисленные свидетельства, полученные астрофизиками, геологами, палеонтологами, антропологами, историческими социологами и психологами, буквально вопиют об обратном. Выходит, что история Метагалактики пронизана образованием все более сложных материальных структур и с ними все более совершенных форм отражения и поведения, причем роль отражательных процессов в совокупной детерминации событий последовательно возрастала.

Это основной естественнонаучный парадокс современной картины мира. Для его разрешения требуется тесное сотрудничество естествоиспытателей, гуманитариев и философов, выработка взаимопонятных моделей и единого языка. Наивный наблюдатель может счесть подобные проблемы сугубо абстрактными, далекими от практических нужд. Опытному же методологу ясно, что от того, как далеко отслеживаются и чем объясняются универсальные векторы эволюции, решающим образом зависят прогнозы, сценарии ближайшего, обозримого и отдаленного будущего, а значит, и практические рекомендации.

В 1980-х годах ученые разных стран и специальностей начали работать над проблемами У.и. независимо друг от друга и почти ничего друг о друге не зная, и только в 1990-х стали складываться международные и междисциплинарные контакты. При этом в некотором отношении российские (советские) исследователи сразу вырвались вперед, что обусловлено тремя обстоятельствами.

Первое обстоятельство состоит в том, что большинство зарубежных специалистов изначально опирались на равновесные модели, тогда как в отечественной интеллектуальной традиции успела укорениться более продуктивная концепция устойчивого неравновесия. Эта концепция, предпосылки которой содержатся уже в богдановской «Тектологии», была в 1930-х годах подробно разработана советским биофизиком Э.С. Бауэром и в 1960-х годах развита бельгийским химиком И.Р. Пригожиным, знакомым с русскоязычной научной литературой.

По выражению Пригожина, «равновесие слепо», а для сохранения неравновесного состояния необходима постоянная работа против уравновешивающего давления среды и, следовательно, активная ориентировка, отражение и предвосхищение внешних событий. Поэтому западные ученые до недавнего времени ограничивались преимущественно масс-энергетическими параметрами эволюции, рассматривая субъективную реальность как эпифеномен усложнения вещественных структур. В отечественной же версии У.и. с самого начала присутствовал информационный параметр – универсальные истоки и стадии формирования отражательных процессов, психического образа, интеллекта, духовной культуры и т.д. Эволюционно изменчивое отношение между информационными и энергетическими процессами (в том числе психофизическая проблема) оставалось неизменным предметом интереса российской науки.

Вниманию российских ученых к информационным процессам как фундаментальному фактору эволюции способствовало и второе обстоятельство – укорененность философской категории отражения. В дискуссиях с западными коллегами обнаружилось, что они никогда даже не слышали о существовании такой категории, просили разъяснить ее смысл, после чего некоторые из них начинали использовать ее в своих рассуждениях.

Третье обстоятельство составляет влияние идей русского или, точнее, «немецко-русского космизма». Г. Фихте, А. Гумбольдт, Н.Ф. Федоров и К.Э. Циолковский были первыми в человеческой истории мыслителями, постулировавшими (вопреки здравому смыслу своего времени и подчас вопреки этическим нормам) потенциально неограниченную перспективу сознательного управления физическими процессами. Идея потенциально беспредельных возможностей интеллекта усилила внимание отечественных исследователей к исторически возрастающей роли субъекта, отражения и управления, а также к универсальным перспективам цивилизации.

В последнее время позиции исследователей У.и. по некоторым аспектам сближаются, однако сохраняется немало спорных вопросов, в том числе и фундаментальных. Они подробно обсуждены в статье. Отдельный раздел посвящен моделям самоорганизации (синергетике) и управления (кибернетике); автор доказывает, что при определенной доработке они способны оказать решающую помощь в разрешении фундаментальных противоречий универсального эволюционизма.

Редакция